Сузун. Сузунский район.      
посёлок Сузун
Форум | Фотоальбомы |
Помощьпомощь    стартоваяв закладки   
   Главная страница / О Сузуне и сузунцах /
Разделы: Еще в рубрике:



[ забыл имя или пароль ]
[ регистрация ]





Реклама








Личность и эпоха.Петр Козьмич Фролов.

Редактор: cepbiu
Опубликовано: 10.10.2010


Петр Козьмич Фролов: личность и эпоха

О начальнике Колывано-Воскресенских заводов Петре Козьмиче Фролове, когда-то работавшим при сузунских медеплавильном и монетном дворах, известно достаточно много, сохранился даже его портрет художника М. Мягкова.

В материалах, подготовленных к 240-летию Сузуна краеведом В. Зотычевым, указывается, что деятельность Фролова-младшего,сына широко известного гидротехника Колывано-Воскресенских заводов XVIII века Козьмы Фролова, была чрезвычайно многогранной. В нем сочетались способности инженера-изобретателя и прогрессивного деятеля, немало сделавшего для развития промышленности Сибири. Как свидетельствуют архивные документы, с марта 1797 года до зимы 1798 он находился «в Сузунском заводе при заводской части и у смотрения плавильных и надворных работ, также у приема привозных с рудников руд, угля и прочих заводских припасов».


Новые странички его биографии открылись нынешним летом, когда я побывала в Барнауле и услышала местную старинную легенду, ставшую отправной точкой для исследований.

Талант в наследство

Родился Петр Козьмич (в документах Томского архива – Кузьмич) 27(16) января 1775 года в Змеиногорской крепости.
Что такое труд, Петр узнал еще в раннем детстве. На работу поступил еще раньше своего отца - в возрасте шести лет, поскольку продвижение по службе в немалой степени зависело от стажа. Проработав два года на сортировке руды, отправился постигать азы геологии и металлургии в Санкт-Петербургское горное училище. В отличие от отца, получившего в силу своего низкосословного происхождения лишь начальное образование, Петр обучался в одном из лучших учебных заведений России того времени.
Виктор Гахов, главный археограф Томского государственного архива, уже много лет составляющий родословную династии Фроловых, отмечает, что гранит наук юноша прилежно «грыз» десять лет, вернувшись в 1793 году на родной завод прекрасно обученным специалистом. С этого момента начался его стремительный подъем.
Петру Кузьмичу поручали самые ответственные задания: он неоднократно сопровождал обозы с серебром в Санкт-Петербург. В столице на молодого и перспективного горняка обратили внимание в самых высоких сферах, и ему был пожалован перстень с бриллиантом от Кабинета Его Величества.
В 1798 году он был направлен в Нерчинский горный округ для закупки свинца. Доставил его в Барнаул весной 1801, в основном по воде - Байкалу, Ангаре, Енисею, притоку Оби - реке Кеть и самой Оби всего с двумя перегрузками, разведав этот более дешевый путь вместе с картографом Н. Е. Корелиным. На должном уровне проявил себя Фролов в разных видах деятельности - ведал Главной чертежной, лесным хозяйством, сплавом руды по Иртышу на изобретенных им судах.
К тридцати годам молодой специалист приобрел большой производственный опыт и был на хорошем счету у начальства. «Поручения, требовавшие отличных познаний и деятельности, выполнял с таким успехом и совершенством, каких только ожидать можно».

«Дал жизни и вкусам барнаульцев иное направление…»

В 1811 году уроженец Змеиногорской крепости поступил на работу чертежником в департамент горных и соляных дел. Через 6 лет Фролова уже назначили начальником Колывано-Воскресенских горных заводов. К тому времени положение дел на них было хуже некуда. Его предшественник Элерс, по отзывам ревизоров, «допустил явное небрежение к работе и виновную бездеятельность и привел заводы в явное расстройство». Новый управляющий принялся за дело, засучив рукава, и результаты не замедлили сказаться: в считанные месяцы заводы вышли из кризиса и стали приносить прибыль.
Алтайский писатель-краевед Александр Родионов считает, что Фролов был грамотным геологом и ясно понимал: без прироста запасов дело не расцветет. «При нем блистательно проявились риддерские и зыряновские горняки, размах получили работы на рудниках Черепановском и Семеновском. В его бытность на Сузунском монетном дворе монеты чеканилось ежегодно на 250000 рублей. И это при нем Томский железоделательный завод с древесного угля перешел на применение кокса в доменных печах», - пишет Родионов в статье «Второе дыхание горного дела».
В годы правления Петра Козьмича построены первые в Западной Сибири бумажная фабрика и типография, основаны метеорологическая и магнитная станции, увеличилась выплавка железа, чугуна, свинца, производство серебра стабилизировалось на уровне 1000 пудов в год.
Значительное улучшение работы школ и Горного училища на Алтае связано с деятельностью Фролова, который некоторое время исполнял обязанности инспектора учебных заведений. При его непосредственном участии разрабатывался проект «Положения об учебных заведениях Колывано-Воскресенских заводов». Согласно этому документу, учебный план горного училища приближался к гимназическому, но отличался от него реальной и профессиональной направленностью. Выпускники получали довольно солидную общеобразовательную подготовку, дающую возможность успешно продолжать обучение на старших курсах Петербургского горного кадетского корпуса.

«Не боюсь ни огня, ни меча, боюсь Петра Кузьмича»

Требовательность, самодисциплина, ответственность - эти качества, полученные от отца в наследство, высоко характеризуют начальника Колывано-Воскресенских заводов.
Известно, что в 1820 году в Барнаул – центр горного округа приехал с грозной инспекцией граф Сперанский, до этого прогнавший с насиженных мест немало нерадивых начальников и коррумпированных чиновников, в том числе томского губернатора. Для Сперанского принципиальный и неподкупный Фролов оказался буквально «лучом света в темном царстве», одним из немногих, удостоившихся похвалы старого графа. Не случайно, лучшим кандидатом на освободившуюся должность томского губернатора стал именно Петр Кузьмич. Поскольку в ходе административной реформы в 1823 году должности начальника Алтайского горного округа и томского губернатора совместили, Фролову покидать привычное и любимое место не пришлось.
Четырехлетнее отсутствие полноценного губернского начальника сделало свое дело. Коррупция расцвела больше прежнего. Такой человек как Фролов появился как нельзя кстати. Для него стало правилом ежедневное посещение заводов, рудников и различных заведений. Подобные инспекции наводили страх на нечистоплотных управленцев, поэтому в их среде родилась крылатая фраза: «Не боюсь огня и меча, а боюсь Петра Кузьмича». Количество казнокрадов и взяточников, отданных им под суд, шло на десятки.
А вот к мастеровым людям отношение Фролова было гораздо более теплым и заботливым. В 1822 году он обратил внимание вышестоящего начальства на то, что ввиду увеличения производства свинца на алтайских заводах его перевозка с других заводов прекратилась и, следовательно, снизились расходы на перевозку. Сэкономленные средства Петр Кузьмич предложил употребить на нужды рабочих в связи с тем, что: «побуждается к этому недостаточное состояние горных и заводских служителей Колыванских заводов и, находя справедливым оказать им в продовольствии возможное пособие». Вот только почему-то столичные начальники идею Фролова проигнорировали.

Сподвижник культуры

П. К. Фролов совместно с доктором Ф. В. Геблером основал музей, объединив существовавшие музейные коллекции и поместив их в одно здание (1823).
К тому же, Петр Фролов был известным собирателем и знатоком старинных русских книг, картин и других произведений искусства. У него была неплохая картинная галерея. По словам Карла Фридриха Ледебура, исследователя Алтая, «он своим образованием и любовью к искусству дал жизни и вкусам барнаульцев совершенно иное направление».
Ради просвещения своих подчиненных Фролов создал при Канцелярии заводов первую библиотеку, и это было лучшее собрание технической литературы в Сибири. Он проделал большую работу по упорядочению казенной библиотеки, когда служил там.
Так, горный специалист разработал правила пользованием, систему организации учета книжных фондов, по которым библиотека обслуживала своих читателей. А делал это по образу и подобию работы Публичной библиотеки Санкт-Петербурга, с работой которой был хорошо знаком, поскольку был одним из первых ее читателей. Он же ввел книжный знак «КВЗ» для книг – «Колывано-Воскресенские заводы».
Интересно, что в признании заслуг впоследствии он был даже избран почетным библиотекарем Имперской публичной библиотеки!

«…Нетленны лишь одни заслуги, добродетель»

На надгробном камне своего отца сын Петр выбил замечательную эпитафию:

«Здесь погребён берггауптман и кавалер
Козьма Дмитриевич Фролов,
родившийся 29 июня 1728 года и скончавшийся
9 марта 1800 года».


«Не вечно всё! Прохожий сам тому свидетель.
Нетленны лишь одни заслуги, добродетель.

В знак сыновнего почтения соорудил сей памятник
бергмейстер Фролов 1800 года».

Фролов-младший и сам с юных лет старался следователь этому принципу. В заслугах и добродетели он, пожалуй, даже превзошел своего отца, но особенно в части карьеры, став одним из самых известных томских губернаторов.
Но не только карьерный рост прельщал молодого инженера, все мысли приковывал самый важный проект, его мечты и чаянья – строительство первой в России чугунной железной дороги на конной тяге. Дело это было по тем временам абсолютно невиданное, и, чтобы получить добро на его осуществление, Фролову пришлось долго обосновывать необходимость постройки. Тут решающую роль сыграл напористый характер, доставшийся Петру Кузьмичу от отца. А замыслы у «сибирского Стефенсона» оказались прямо-таки наполеоновскими. Фролов задумал построить железную дорогу в 300 километров, но денег ему дали только на двухкилометровую ветку между Змеиногорским рудником и Змеевским сереброплавильным заводом. В 1809 году ветка была сдана в эксплуатацию, значительно облегчив труд казенных рабочих. Для обслуживания дороги требовались всего две лошади и два человека. После ее постройки барщенная отработка приписных крестьян на перевозке грузов между горными заводами сократилась в 500 раз. Макет такой дороги экспонируется в зале Алтайского государственного краеведческого музея.
Хотя большую часть времени губернатор проводил в Барнауле, немало полезного он сделал и для Томска, о чем свидетельствуют документы Государственного архива Томской области. При активном содействии Фролова в 1827 году в губернском центре был построен деревянный Думский мост через Ушайку и начала работу ежегодная Рождественская ярмарка, а в 1829 году открылось первое в Томске Воскресенское начальное училище.
В 1830 году Фролов неожиданно ушел в отставку со всех должностей. Об истинных причинах такого решения сейчас можно только догадываться, но злые языки поговаривали, что виной всему был не преклонный возраст Петра Кузьмича, а козни его недругов(к такому выводу пришел сотрудник Томского архива). Покинув Сибирь, горный специалист поселился в столице, где получил чин тайного советника и должность в Сенате. Несмотря на высокое общественное положение, на его смерть, последовавшую 22(10) января 1839 года, официальная печать откликнулась равнодушной заметкой в полторы строки, а все его заслуги были моментально преданы забвению.
Но время расставило все по местам. Петр Кузьмич Фролов остался в памяти сибиряков как замечательный специалист горного дела и мудрый администратор.
Именем отца и сына Фроловых названа улица в Барнауле.
Сузун тоже хранит память о деятельности яркого представителя этой династии, одного из талантливых управляющих Колывано-Воскресенскими заводами. А земляки могут гордиться, что такой специалист работал на Сузунском медеплавильном заводе и внес свой вклад в сложный металлургических процесс.


Дом начальника Колывано-Воскресенских заводов,Барнаул ул.Ленина 18


Легенды старого города

Про начальника горного округа Петра Козьмича Фролова ходит много легенд, которые хранятся в Алтайском краеведческом музее.

Легенда первая:Шутить изволите!

Говорят, что однажды, будучи в поездке по казенной надобности, он остановился у полуразрушенного моста через речку. Ответственность за состояние моста лежала на старосте расположенной рядом деревушки.
Не долго думая, начальник округа (для местного населения он был олицетворением высшей власти) приказал позвать старосту. Будучи человеком интеллигентным и образованным Фролов старался не позволять себе грубого отношения к народу. Поэтому, пожурив старосту за недостаточное усердие, он приказал исправить недостатки, установив для этого недельный срок. На обратном пути Петр Козьмич был поражен, увидев, что мост находится в том же состоянии, что и неделю назад.
Само собой опять привели старосту. Чиновник вновь высказал ему распоряжение, уже не особо подбирая слова. Опять дал неделю на устранение недостатков. При этом старосту предупредили, что Фролов опять будет через пару недель проезжать в этом месте.
Каково же было удивление Фролова, про которого за его принципиальность ходили легенды, когда через две недели никаких изменений в состоянии моста он не обнаружил (интеллигентность интеллигентностью, но дело всё-таки было в начале 19 века). Выведенный из себя горный начальник, не ограничиваясь красноречием, дал старосте кулаком в глаз. Вновь был назначен недельный срок с угрозой применить к провинившемуся все имеющиеся в арсенале императорского чиновника средства.
Через неделю мост перед Петром Козьмичем предстал в наилучшем виде. Испытывая угрызения совести за рукоприкладство, Фролов вновь приказал позвать старосту.
«Что же ты, такой сякой, сразу не смог все сделать как надо, еще и меня вот вывел из себя?», - спросил старосту большой начальник.
«А когда Вы меня просили, я думал, что Вы шутить изволите», - ответил староста.

Легенда вторая:Голубая дама.

Самая популярная - легенда о Голубой даме, поведанная миру известным алтайским писателем Марком Юдалевичем. Суть ее в том, что в здании, где ныне находится городская администрация, жил генерал, начальник Колывано-Вознесенского горного округа. Овдовев, он женился на прелестной девушке. Как-то на балу жена генерала много танцевала с приезжим горным инженером. Не успела отгреметь бальная музыка, как генерал взял жену под руку и повел в подземелье своего дома, где приказал замуровать свою молодую супругу… А дом-то был построен в период работы на Алтае П. К. Фролова.
Есть сведения, что в этом доме останавливался бывший управляющий Сузунским медеплавильным заводом А. А. Черкасов и тоже слышал эту легенду.
Некоторые барнаульцы до сих пор верят, что призрак Голубой дамы появляется на улицах города, и при этом она обязательно играет на музыкальном инструменте и поет.

Материал прислала О. ЧЕРНАКОВА, р.п. Сузун



Легенда третья:Тополя. (дополнено от ред.)

Фролов был человек именитый, одно слово – начальник! И решил он в сад-городе( так раньше именовался Барнаул) аллею из тополей для горожан сделать.Когда он рассаживал тополевую аллею по песчаному грунту, ему доложили, что в песке тополя не вырастут.
– Врете, говорит, дураки. Головешку посажу, и та отрастет!
И выросли тополя! (Из книги А.А.Черкасова «На Алтае. Записки городского головы»).

Вот благодаря Петру Козьмичу не одно поколение горожан любовалось на бульвар с тополями.


В 2000 года тополя стали обрезать и менять их на ели и березы. А снимок В.Моисеенко остался и напоминает нам о прошлом.


Даты жизни:
П.К.Фролов (1775–1839 г.г.)
начальник округа Колывано-Воскресенских горных заводов (1817-1829),
Алтайского горного округа с 1834 г.




Другие биографические материалы на нашем сайте:

Сын уральского мастерового.

Козьма Дмитриевич Фролов


Муж, делающий честь своему Отечеству

Залесов Поликарп


Иван Ползунов


Шангины - семейство первопроходцев.





Версия для печати ---> Версия для печати

cepbiu

Администратор
cepbiu

Город: Сузун навсегда
Хобби: фотография, нумизматика (сов.период + сузунская медь+ третий рейх), рыбная ловля (хищники)
моя анкета

24.10.2010 18:40

1.
В конце июня 2010 года во время ликвидации самовольной свалки в нагорной части Барнаула на ул.Тачалова работники муниципального предприятия «Механизатор» нашли историческую реликвию начала 19 века. Речь идет о чугунной табличке с надписью:

«Мрамор и металл во времени падут.
Одни достоинства в ряд с вечностью пойдут.
Благодетелю благодарный Ф-в. 1810 г.»

По всей видимости, речь идет о Петре Козьмиче Фролове, бывшим в начале 19 века начальником округа Колывано-Воскресенских заводов и Томским гражданским губернатором (того самого, про которого говорили: не боюсь ни огня, ни меча, боюсь Фрола Козьмича).
Известно, что на Барнаульском кладбище (территория нынешнего Нагорного парка), был похоронен его отец, известный русский гидротехник, изобретатель Фролов Козьма Дмитриевич. Петр Козьмич поставил на могиле отца памятник из серого гранита с двумя чугунными досками. Однако, историки утверждают, что на обелиске были другие надписи.
Возможно, что на памятнике была еще одна доска (ее могли установить в 10 -летнюю годовщину смерти Козьмы Дмитриевича), либо речь идет о еще одном памятнике. На этот вопрос предстоит ответить историкам-барнауловедам.
Найденная табличка будет передана на хранение в музей «Город».

Остается отметить, что слова на табличке оказались пророческими. Уже нет кладбища на высоком обском берегу. Нет находившихся на нем памятников и обелисков.Нет могилы гидротехнику Фролову-отцу. Время стерло из памяти большую часть имен жителей горного города Барнаула 18-19 веков. Мрамор и металл пали. Однако достоинства великих изобретателей и горных инженеров, руководителей алтайского горного производства история и людская память сохранили.

Если историки определят,что плита с фроловской могилы,то можно смело утверждать,что сделана она была на сузунском медеплавильном заводе,как и две известные до ныне.


Только зарегистрированные пользователи могут видеть фото.




Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии или открывать новые темы.
Зарегистрироваться вы можете перейдя по адресу: http://www.susun.ru/register
Работает на Textus ------ RSS сайта


Любая перепечатка или использование материалов только с предварительным, письменным разрешением, указанием автора, адреса и линка на сайт в видимом месте страницы с материалом.
Все права принадлежат авторам, странице www.susun.ru и будут защищены по закону.

© Сергей Калякин 2008-20142018 ·

Данные для связи: Контакт с руководителем сайта.